Архив за месяц: Август 2021

Анжела совсем недавно устроилась работать в магазин. Очень нужна была работа. По специальности ничего не нашла. Вернувшись после декрета на прежнее место работы, оставаться там не захотела. Коллектив за три года почти весь сменился, чего не скажешь про зарплату. Вот она как раз осталась на прежнем уровне. Как была крохотная, так и осталась, а теперь за эти годы даже ещё и уменьшилась — так всё подорожало. Подумала-подумала Анжела и написала заявление. Терять было нечего. Отправилась в ближайший к дому супермаркет, там всегда требуются продавцы.

Взяли. Первый день было сложно. Марья Дмитриевна, пожилая женщина-продавец, которая была в одну смену с Анжелой, стала ей объяснять и показывать все тонкости. Посетителей в магазине в ранний час было мало, и Анжела в первый раз в жизни встала за кассу.

— Смотри, — объясняла Марья Дмитриевна, — Здесь весы, берёшь, кладешь… Что там? Так… Бананы. Код… Код наизусть нужно выучить. Так быстрее будет. Бананы часто берут. Так, набирай: 5834. Хорошо. Покупатель чем расплачиваться будет? Картой? Тогда на какую кнопку жать? Правильно, молодец, запомнила. Если наличными, то не торопись. Всегда внимательна будь, когда с деньгами. Сканер долго не держи над штрих кодом, а то два раза пробьёт, придётся коррекцию делать…

У Анжелы голова шла кругом. Очень тяжело было в первый день. Пока привыкла, пока всё запомнила. А потом пришло много покупателей, все стали кричать, что медленно двигается очередь… А что делать? Сразу быстро не получается. Чуть до слёз не довели женщину. Но через некоторое время как-то все потихоньку разошлись, стало полегче, а потом и вовсе Анжелу поставили продукты раскладывать по полкам.

Вот стоит она, наклонившись над прилавком, сыр выкладывает ровненько и видит, бабуля по торговому залу медленно так идёт. Уже третий круг, наверное. А корзинку она не взяла, да и в руках у неё ничего не прибавляется. Когда в очередной раз бабушка прошла мимо того места, где стояла Анжела, та с наслаждением разогнула затёкшую спину и спросила:

— Вам что-то подсказать?

 — Нет-нет, — засмущалась бабушка и опять мимо потихонечку пошла, а потом, как будто спохватившись, вернулась и тихо спросила:

— Вы не скажете, когда просрочку будут списывать?

Анжела ничего про это не знала. Время было уже к вечеру, покупатели разошлись, Марья Дмитриевна тоже куда-то отошла, спросить было не у кого.

— Сейчас узнаем! — решительно сказала Анжела и пошла в сторону подсобки. Открыла дверь, а там директор магазина как раз выходить собралась. Спросила, в чём, мол, дело, чем помочь? А бабушка из-за спины Анжелы повторила свой вопрос, про просроченные продукты.

 — У вас какие-то претензии? У нас все свежее. Мы следим. Где просрочка? Идёмте! Сейчас разберёмся!

— Нет-нет, — испугалась бабушка, — У вас всё хорошо, просто мне нужно узнать, про просроченные продукты. Когда их можно забрать…

— Нет у нас просроченного ничего. Всё уничтожается. На прилавках всё свежее. Покупайте, выбирайте, — сказала директор и решительным шагом прошла мимо бабушки.

Анжела беспомощно посмотрела на бабушку и пожала плечами:

— Я тут первый день. Сама ничего не знаю…

Бабушка вздохнула и тихонько пошла к выходу…

На следующий день утром директор устроила разбор полётов. Выстроив всех продавцов в линию, она их строго отчитала. Анжела ничего не могла понять, пока Лиза, напарница, не объяснила потом ей всю ситуацию. Оказалось, что бабуля эта приходит пару раз в неделю и добрые женщины-продавцы потихонечку отдают просроченные продукты бабушке: сыр, молоко, йогурт. Увидев округлившиеся глаза Анжелы, Лиза пояснила, что те продукты ещё есть можно, ведь срок годности у них ого-го какой, но на прилавок выложить они их уже не имеют права, и обязаны убирать, а потом уничтожать. Директор про бабушку, конечно, была не в курсе. А вот вчера, благодаря Анжеле, узнала…

Женщина прижала руки к щекам:

— Я же не знала! Как не хорошо-то получилось! А бабушка эта, совсем малоимущая, выходит? И помочь ей некому? Нехорошо всё-таки просроченные продукты есть…

— Будешь есть, когда пенсия мизерная… — сказала Лиза и пошла на кассу.

Весь день эта ситуация не выходила у Анжелы из головы. Она всё вспоминала ту бабушку и жалела её.

В выходной день женщина решила пройтись по магазинам, нужно было купить кое-что из одежды. Муж с маленьким сыном отправились в гости к бабушке, и Анжела была одна. Она спустилась в подземный переход, чтобы перейти улицу и увидела, точнее, сначала услышала, как та бабушка, что приходила в магазин, стоит у стены и поёт песню. Голос у бабули был звонкий, хорошо поставленный и звук песни громко и ярко разливался по всему поземному переходу, заполняя его до самых краёв и даже переходя на лестницу: «Виновата ли я, виновата ли я, виновата ли я, что люблю? Виновата ли я, что мой голос дрожал, когда пела я песню ему?» — неслось по переходу. Перед бабушкой на полу стоял пластиковый стаканчик для мелочи, в котором уже было несколько монет.

Мало кто из прохожих останавливался около неё и кидал мелочь, в основном люди пробегали мимо по своим, делам, не особо обращая внимания на бабушку. Анжела раскрыла кошелёк и положила в стаканчик несколько десятирублёвых монет.

— Спасибо, доченька, — сказала бабушка, когда закончила петь.

Но Анжела не уходила.

— Это ведь вы приходили к нам в магазин за просрочкой. Я вас узнала. Но теперь из-за меня директор строго-настрого запретила продавцам отдавать те продукты… Простите меня, я не знала…

— Ничего, девочка, — сказала бабушка, пересыпая мелочь из стаканчика в карман, — Совсем немножко осталось. Справимся…

Анжела ничего не поняла, но спрашивать не стала, а вместо этого пошла вместе с бабушкой, которая, видимо, решила в тот день больше не стоять в переходе. Они не спеша шли по улице. Бабушка рассказывала про свою жизнь, Анжела слушала, не перебивая. Оказалось, что пожилая женщина живёт не одна, у неё есть внучка двадцати двух лет, Томочка и она слепая. Родителей Томы не стало очень давно в результате несчастного случая, и бабуля растила девочку одна. Томочка не сидит без дела, она изготавливает на дому глиняные свистульки, но платят ей за эту работу ничтожно мало. Однако девушка не унывает, ведь у неё есть надежда на то, что зрение восстановится. Нужна сложная операция, и она дорого стоит. Вот поэтому они уже три года копят на неё деньги, отказывая себе буквально во всём.

Тем временем, Анжела с бабушкой подошли к серой пятиэтажке. Бабушка достала ключи, открыла дверь подъезда и сказала:

— Хотите, можете зайти в гости, мы на первом этаже живём, вон, наши окна, квартира номер три.

— Я… Я сейчас… Сейчас, буквально через минутку… И сразу к вам зайду. Хорошо? — протараторила Анжела и прежде чем опешившая бабушка успела ей ответить, скрылась за углом…

Через полчаса, с трудом дотащив из магазина три внушительных пакета с продуктами, женщина звонила в домофон.

— Бабушка! У нас гости? Кто там? — послышался приятный голос из квартиры, когда, минутой позже, бабушка открыла дверь и Анжела прошла в полутёмный коридор.

— Да что вы? Не надо! Мне неловко, — восклицала удивлённая бабушка, увидев гору, купленных женщиной, продуктов, — Мы сами справимся… Впрочем, спасибо вам огромное, Томочка так давно не ела фруктов и сладостей! — сказала бабушка, принимая из рук Анжелы пакеты, — Тома! Ставь чайник! Будем чай пить!

Тома оказалась приятная девушка, позитивная и очень добрая. Было сильно заметно, что она очень любит свою бабушку, дорожит ею и волнуется за неё.

— Опять в переход ходила? Ну, бабуль, ну не надо! У тебя давление. Да и холодно на улице и в переходе холодно тоже. Я скоро закончу заказ и мне Игорь Константинович обещал хорошо за него заплатить.

— Ничего, Томочка, я потерплю, — улыбаясь, ответила бабушка, отпивая свежезаваренный чай, — Зато, копеечка к копеечке, даст Бог, насобираем! И добрые люди помогают, видишь. Я всегда говорю: мир не без добрых людей!

Анжела пила чай, смотрела на Тому и бабушку, и думала о том, какие они молодцы! Какие сильные духом! У них тяжёлая судьба, но они не сломились, не озлобились, а остались добрыми и верят в хороших людей…

…Две недели в магазине стоял ящик для сбора денег. Анжела, поговорив с директором, которая оказалась довольно добрая и понимающая женщина, поставила его у входа в магазин, в предбаннике, где покупатели складывали в сумки продукты, прикрепив надпись: «Не проходите мимо! Нужна помощь! Совсем немного осталось до того момента, когда одна слепая девушка сможет обрести зрение! Кто неравнодушен, огромная просьба ускорить это радостное событие! Приблизим момент осуществления мечты!» С помощью этого ящика удалось собрать достаточно внушительную сумму. Некоторые люди даже подходили к работникам магазина и спрашивали о девушке, предлагали свою помощь. Анжела удивилась, как оказывается много на свете неравнодушных людей!

***

У Томы и бабушки всё получилось. С помощью Анжелы, были дособраны недостающие средства и, сделав необходимые анализы, девушка отправилась на операцию.

Всё прошло успешно. Пробыв в некоторое время в клинике, Тома стала готовиться к выписке. Ей пора было возвращаться домой. Муж Анжелы предложил свою помощь, в том, чтобы довезти девушку до дома, и они все вместе, взяв с собой даже Мишутку, своего маленького сына, отправились за Тамарой…

Был серый пасмурный ноябрьский день, но Тома улыбалась. Уже понемногу к ней стало возвращаться зрение, и доктор сказал, что скоро оно совсем восстановится. Девушка с восхищением смотрела в окна машины, пока они ехали домой, всё казалось ей безумно интересным и вызывало восторг. Для неё это было невероятное ощущение!

Когда машина подъехала к пятиэтажке, бабушка стояла на улице перед входом в подъезд. Она просто не могла усидеть дома, так волновалась, поэтому вышла встречать машину с Томой на улицу.

— Бабуля! Я вижу!!! Представляешь? Вижу!!! Ты такая красивая! — улыбалась Тома во весь рот, когда вышла из машины. Потом она долго молча обнимала свою дорогую бабушку, крепко прижимала к себе и целовала в морщинистые щёки.

Бабушка смахивала набегающие слёзы и, не переставая, благодарила всех:

— Спасибо, спасибо! Как хорошо-то, девочка моя! Дождались… Как хорошо-то! Теперь всё у нас будет хорошо!

 Анжела тоже не смогла сдержать слёз. Она обнимала одной рукой мужа, другой прижимала к себе сына и не могла сказать ни слова от нахлынувших чувств.

Вдруг Мишутка оторвался от Анжелы и подбежал к Томе, потом взял её за руку и, заглядывая в глаза, сказал:

 — А ты покажешь мне свои глиняные игрушки?

 —Конечно, малыш! Идём! — улыбнулась девушка. Она ощущала себя невероятно счастливой, и готова была обнять весь мир…

А Анжела, смахивая слёзы, улыбалась и думала: как хорошо, что удалось помочь осуществить мечту!

Взято отсюда

Жанна Шинелева на сервере Проза.ру

Рейтинг@Mail.ru