Отчего бы некоторым людям не делать свою работу одинаково хорошо всегда, а не только сразу после того, как их наняли? Что с ними происходит? Просто удивительно. Они что, никогда не слышали мудрую пословицу про то, что нельзя рубить сук, на котором сидишь, или про колодец, в который не плюют? На что они рассчитывают?

…Эмма, аккуратистка до безобразия, стала обнаруживать после ухода домработницы странные дела. Для кого-то это может показаться несущественным, но только не для Эммы. Все её бельё хранится в строгом порядке, рассортированное по цветам. Украшения в шкатулке расположены по одной ей понятной схеме, косметика, коей тонны, и к слову, вся дорогая, стоит строго на своих местах. Так вот, после того, как уходила домработница, которая убиралась по договорённости у Эммы в доме 4 раза в месяц, наблюдались некоторые нарушения строгого расположения вещей в доме.

— Понимаешь, Сонь, всё лежит и стоит как-то не так… Браслеты висят не в том порядке, серёжки по-другому тоже, тональный крем приоткрыт, и дневной крем, вроде как, убавился… Может, мне кажется? — спросила Эмма подругу, с надеждой в голосе.

— Тебе?! Вряд ли… Слушай, давай проследим за ней, а? Камера у меня есть. Поставим в гардеробную и посмотрим.

— Думаешь, она копается в моих вещах? — спросила Эмма и передёрнулась.

— Завтра узнаем.

На следующий день всё и выяснилось. Пойманная за руку домработница скулила что-то вроде: «Что вам, жалко? Я ж просто мерила, я ж не крала… Ну крем понюхала, помазалась разок. Баночка-то большая, жалко, что ли? А бельё красивое примерила, так я сразу воровка? Я ж на место ложила…».

— Не «ложила», а «клала», — машинально поправила Эмма. — Кто вам дал право копаться в моих вещах? Я и так вас жалела, прощала, когда работа, которую я просила сделать, иногда была не сделана, ладно, что теперь вспоминать. Но оказалось, что вместо мытья полов вы мерили мои украшения, моё бельё и красились моей косметикой!

—Вам жалко, да? — со слезами на глазах продолжала ныть домработница… — Вы же богатые, а мне такое и не потрогать, с моей – то зарплатой. Все вы такие, в глаза добренькие, а так поступили со мной, следить надумали!

Конечно же, Эмма её уволила. А так же позвонила и предупредила остальных знакомых, у которых эта девушка убиралась…

Но объяснить человеку, что такое поведение, по меньшей мере, не этично и непрофессионально, в конце концов, так и не удалось. Никаких понятий, о том, что хорошо, что плохо, никаких извинений. А даже напротив, обвинения в том, что за ней следили. В самом деле, говорят же, что лучшая защита — это нападение. Обвинить, а себя несчастной выставить.

— Она же у меня полгода работала, Сонь. Что ей не хватало? Платила хорошо, не придиралась, на недостатки закрывала глаза. Попрошу двери протереть, не сделает, подоконники, тоже…

— Когда ж ей делать-то! Столько всего надо было перетрогать, перемерить!

Всю косметику Эмма выбросила, а бельё перестирала. Но сам факт остаётся загадкой. Зачем?

На что она рассчитывала? Неужели нельзя людям просто доверять по-человечески и ждать от них того же? Почему если человек мягкий и понимающий, то обязательно случится какая-нибудь подлость? Как только окружающим становится ясно, что кто-то интеллигентен и добр, то в отношении него сразу начнут проявлять наглость. И будут наглеть до тех пор, пока всё не станет настолько очевидным, что дальше продолжаться уже не сможет. Как быть? Перестать людям доверять, совсем?

Взято отсюда

Рейтинг@Mail.ru