Часть первая

— Даже не знаю, чем всё это закончится… Я так переживаю за Стасика, — вздохнула Галина Викторовна.

— Кто бы мог подумать, что так будет… Однако, мать, мы сами с тобой виноваты, — грустно подытожил Евгений Николаевич.

…Галечка и Женя поженились сразу после окончания института. Жили хорошо, дружно, как говорят, душа в душу. Но была у них одна тучка на счастливом семейном небосклоне: Галя никак не могла забеременеть. Они очень хотели малыша, оба мечтали, считали, что неважно, кто родится, мальчик или девочка, лишь бы, наконец, желанная беременность наступила. Ходили по врачам, делали анализы: всё в норме. Однако заветная вторая полосочка на тесте никак не появлялась.

К тридцати годам, отчаявшаяся Галина вдруг поняла, что ждёт ребёнка. Просто поняла, без всяких тестов. Еще было очень рано делать выводы, однако особым женским чутьём она уже почувствовала, что скоро их давняя, с мужем, мечта исполнится. И верно. Через девять месяцев на свет появилась очаровательная малышка. Родители души в ней не чаяли, просто «пылинки сдували».

С раннего детства Инна привыкла получать всё, что только пожелает и даже больше. Однако, несмотря на избалованность, сама по себе она росла вполне положительная, старательная и умная. Слушалась родителей и особых проблем не доставляла. Даже в подростковом возрасте не выказывала никакого «бунтарского настроения», просто подросла и превратилась в симпатичную девушку. Родители прививали ей интерес к наукам и искусству, старались вырастить ребенка начитанного, с широким кругозором.

Училась Инна хорошо, окончила школу, поступила в институт. В этом вопросе она тоже полагалась на родителей и не стала перечить, когда те выбрали ей профессию. «Поступай на экономический, — сказала мама, — Экономисты всегда нужны» Инна поступила.

Сама Галина Викторовна работала в научно-исследовательском институте, муж, Евгений Николаевич, тоже, да и всё окружение у них было из научной среды. В высшей степени интеллигентное. Инна тоже выросла интеллигентной, но очень эгоистичной. Становясь старше, она всё больше проявляла эту черту характера.

Вскоре после получения диплома, Инна познакомилась с молодым человеком. Стали встречаться, но домой к ним он пока не приходил. Галина Викторовна очень настаивала на том, чтобы дочь, наконец, познакомила родителей со своим женихом. Именно так и сказала. Дочь недовольно скривилась и сказала, что, мол, познакомлю как-нибудь… Только он не жених вовсе, а так… И пока она ничего не решила. Правда, тот дурачок влюблён в неё по уши и давно зовёт замуж, но есть ли в этом смысл…

Галина Викторовна немного опешила от таких речей. Она спросила, любит ли его Инна. На что девушка, снисходительно посмотрев на мать, ответила:

 — Мам! Ну что ты, как в кино, прямо! Какая любовь? Она вообще бывает?

Галина Викторовна решила не продолжать странный разговор, а сама подумала, что у них с отцом Инны по-прежнему очень нежные отношения. И любовь с годами ничуть не стала меньше, а скорее даже окрепла и превратилась в настоящее полноценное, всепоглощающее чувство. А дочь… Ну, видимо, она ещё не встретила свою судьбу. Как встретит, так поймёт, что такое любовь.

Однако через месяц Инна привела домой того паренька и заявила, что собирается замуж. Родители немного удивились. На фоне яркой Инны парень выглядел как-то бледно. Простенький, долговязый, всё время тушевался и сутулился. В коридоре умудрился скинуть с тумбочки все вещи, наступил грязным ботинком на свой шарф и выронил телефон. Инна рассмеялась, отряхнула и подала парню шарф, вернула назад все вещи и, чмокнув раскрасневшегося молодого человека в щёку, снисходительно сказала:

— Ты такой растяпа! Но ничего, кто-то из нас должен иметь недостатки!

При этих словах уже родители стушевались и не знали, куда прятать глаза. Паренёк им понравился, а вот дочь вела себя с ним несколько нагловато, и им было за неё стыдно.

Вскоре состоялось знакомство с родителями парня, Стаса. Они жили в соседнем городе, скорее даже не в городе, а небольшом городке и были простыми людьми. Мама работала в химчистке в пункте приёма, а папа в строительной бригаде. Кроме Стаса у них было ещё два младших сына и дочь, поэтому отец часто подрабатывал извозом на своей машине. Жили они в частном доме, и у них был небольшой огородик.

Вскоре состоялась свадьба. Скромная и несколько необычная. Очень уж разные гости подобрались. Со стороны невесты — сплошь научная среда, которая в начале праздника чопорно сидела особняком с каменными лицами, а со стороны жениха простые, душевные люди, которые, впрочем, быстро растопили лёд непонимания, и ни что уже не помешало всем дружно веселиться.

После свадьбы молодые отправились на съёмное жильё. Стас оказался парень работящий, самостоятельный и целеустремлённый. Он давно уже думал о своём будущем и упорно копил деньги на собственную жилплощадь. Он работал простым сварщиком в автосервисе, однако очень профессионально. И у него всегда имелось много клиентов. Все хотели попасть именно к нему. Были и подработки, часто по вечерам и выходным. Видя такое положение дел, родители Инны решили вмешаться и помочь детям с квартирой. Они добавили денег на первый взнос, и скоро Стас взял ипотеку.

Галина Викторовна и Евгений Николаевич были очень рады за Инну и Стаса. Решили, что заживут, наконец, молодые счастливо в своей отдельной жилплощади, родят внуков…

Однако с внуками дети пока не торопились. Стас по-прежнему очень много работал, а Инна не работала ни дня — её диплом пылился на полке. Сначала никак не могла найти место работы и условия, которые её бы устроили. Потом просто перестала искать и стала жить в своё удовольствие, нисколько не смущаясь от того, что муж вкалывает один, пытаясь заработать как можно больше — ведь они выплачивали ипотеку. Даже более того, Инна не стеснялась тратить денежки на СПА-салоны и фитнес клубы и рестораны. Она покупала всё, что пожелает и ни в чём себе не отказывала. Стас любил её без памяти и всё терпел.

Галина Викторовна много раз пыталась вразумить дочь, но всё тщетно. Инна целыми днями пропадала с подругами, развлекаясь и отдыхая, а Стас, приходя с работы, видел абсолютно пустой холодильник и вынужден был питаться одними пельменями. Какие уж тут внуки! Инну не интересовало ничего, кроме развлечений.

Галина Викторовна очень жалела зятя, который от такой жизни ещё больше похудел и стал выглядеть совсем измождённым. «Ещё бы! — сетовала она мужу, — Работать на трех работах и не отдыхать совсем!» Она всерьёз беспокоилась за Стаса. Но на Инну никто не мог повлиять, а Стас отвечал:

— Всё нормально, Галина Викторовна, не беспокойтесь. У нас с Инночкой, всё хорошо.

И однажды грянул гром. Стас попал в больницу. Режим труда без отдыха и плохое питание сделали своё дело. Галина Викторовна и Евгений Николаевич примчались его навестить, а Инна же развлекалась на очередной гулянке. Когда позвонила мама, она заявила, что находится далеко от больницы и приедет навестить мужа завтра. И вообще, он взрослый человек, чего его навещать? Вернётся, вот и увидимся.

Галина Викторовна находилась рядом с зятем в момент разговора, и ей стоило немалых усилий не подать виду, что Инна настолько равнодушно отнеслась к Стасу, ведь тому и так было очень плохо. Она через силу улыбнулась и пожелала парню скорейшего выздоровления.

Но основной «сюрприз» ждал его после возвращения из больницы домой. Инна взяла деньги, отложенные им на очередной платёж и, никому ничего не сказав, уехала в путешествие. К Стасу она больше не вернулась. Вернувшись, она позвонила матери и заявила, что во время путешествия встретила свою судьбу и решила уйти от Стаса. Надоел.

— Ты ему уже сказала? — ахнула пораженная до глубины души, мать.

— Нет. Некогда было. Если хочешь, сама скажи… — заявила дочь и отключилась.

Родители Инны долго думали, как поступить. Стас и так чувствовал себя не очень после возвращения из больницы, а тут такие новости. Они решили помочь ему: дать деньги на оплату очередного платежа, возместив те самые, которые дочь стащила, рванув в приключение. Приехали вместе. Не знали, как сказать, что Инна бросила его, но Стас уже всё знал сам. Инна все-таки позвонила ему.

Он горячо поблагодарил Галину Викторовну и Евгения Николаевича за помощь, потому что без неё ему бы пришлось влезать в ещё большие долги, и заверил, что с ним всё в порядке, но по нему было видно, что ни о каком порядке речи быть не могло. Его внешний вид говорил сам за себя. Он чувствовал себя глубоко несчастным и не мог понять, отчего Инна так поступила, ведь он ей всё прощал и позволял жить так как, она хочет, бросив на алтарь все свои силы и время. Он так сильно любил Инну, а она им только пользовалась. Но парень просто отказывался это понимать и всё время тешил себя иллюзией счастливого брака.

Когда Галина Викторовна с Евгением Николаевичем вышли из подъезда, мама Инны просто расплакалась от жалости к Стасу и от стыда за собственную дочь, а Евгений Николаевич, играя желваками, заявил, что если она заявится и у них что-нибудь попросит, то не получит ничего. Ни помогать, ни даже видеть её он не хочет. Нет у них больше дочери…

А Инна неплохо устроилась. Нашла себе одинокого бизнесмена, находящегося в разводе. Тот брак оказался ошибкой, — сказал он Инне, в которую влюбился с первого взгляда. Она умела произвести впечатление. Стас перестал устраивать её, с ним было скучно, а аппетиты росли. Работать девушка не собиралась. «Нашёлся ещё один дурачок», — усмехалась про себя Инна, изображая пылкие чувства. Ни о какой любви тут и речи не было. Только холодный расчёт. Пока бизнесмен будет устраивать её и удовлетворять все хотелки, то она будет с ним, а потом… «Там видно будет», — самодовольно усмехалась Инна.

Стасик долго приходил в себя после развода. Родители Инны иногда звонили ему, спрашивали о том, как у него дела, помогали, по мере сил. Галина Евгеньевна искренне переживала, чувствуя вину, за то, как вела себя дочь, и вообще за саму дочь, кроме того, она полюбила Стаса, как собственного сына и желала ему добра. А Инна не общалась с родителями, не звонила и не приходила. Ледяная красотка, начисто лишённая чувств. Она любила только себя.

Часть вторая.

— Что делать? Что делать-то?! — Инна лихорадочно соображала, закусив губу, и вдруг лицо её просветлело, — А что? Ничего страшного. Есть один вариант…

…Семь лет жила Инна с бизнесменом и чувствовала себя буквально, как сыр в масле. Роскошная и беззаботная, ничем не омрачённая жизнь, именно та, о которой она всегда мечтала. Михаэль был очарован красотой русской девушки, она словно околдовала его.

Михаэль родился в Испании. Давным-давно, когда он был совсем маленьким, его родители переехали в Россию, на родину отца. У него был тут бизнес, и когда мальчик вырос, то пошёл по его стопам. Сам же отец, напротив, оставив сыну бизнес, отошёл от дел, развёлся с женой — матерью Михаэля, и женился на француженке, с которой благополучно отбыл во Францию и жил там по сей день, находясь в славном городе Бордо.

Так бы всё и продолжалось, если бы не трагическая случайность. Совершенно нелепая. Инна в цвете лет осталась вдовой. В чёрной шляпке с вуалью, закрывающей половину лица, в строгом чёрном платье она даже на прощальной церемонии выглядела потрясающе. Руку, затянутую в дорогую чёрную перчатку, она то и дело подносила к глазам, чтобы белым кружевным платочком промокнуть вполне натуральные слёзы. Актриса от Бога, она как всегда, великолепно играла свою роль, на этот раз, демонстрируя, подобающую случаю, грусть. Семь лет вращения в светских кругах научили её многому. Но она никогда не думала, что может вот так всё повернуться.

«Чёрт, чёрт, — думала она, принимая соболезнования, — Как он мог оставить меня одну?! Он же совсем молодой был!»

Тогда, на церемонии, она ещё не подозревала, какие изменения её ждут впереди. Та милая барышня, на вид лет двадцати, на которую она обратила внимание на церемонии и, тогда ещё долго её рассматривала, оказалась дочерью Микаэля от первого брака. Она заявилась со своим адвокатом на следующий день прямо домой к Инне. Та едва успела принять утренний душ и спустилась на кухню, чтобы выпить кофе. Визит был более чем неприятным. Оказалось, что Инна, после того, как потеряла мужа, осталась буквально без гроша. Противный низенький мужичок в очёчках, то и дело, вытирая лоб огромным платком, ознакомил её со всеми бумагами.

Всё имущество Михаэль, давным-давно, ещё до знакомства с Инной, отписал своей любимой дочери. Инне ничего не принадлежало, кроме украшений, которые были на ней и ещё немного в сейфе. Не слишком дорогих, Михаэль почему-то не любил золото. А если они ходили на светские мероприятия, то Инна брала украшения напрокат. Сногсшибательные, великолепные, роскошные, но только на один вечер. Муж считал, что незачем тратить космические суммы на побрякушки. Он любил вкладывать деньги в бизнес, в недвижимость, в ценные бумаги. Инна тогда решила не расстраиваться по этому поводу. Что поделать, раз у мужа был такой «пунктик». Зато на светских тусовках, она выглядела действительно сногсшибательно, украшения и впрямь были роскошными и невероятно шли ей, дополняя природную утончённость и красоту. Кто знает, что они взяты напрокат, ведь на них это не написано…

И вот после стольких лет, проведённых в роскоши и блаженном ничегонеделании, Инна оказалась буквально на улице. Заложив одно из своих колец, она сняла квартиру и стала думать, как жить дальше. Позвонив родителям, с которыми она совершенно не общалась все эти годы, на домашний телефон, Инна узнала много нового. Отец рассказал, что матери давно не стало, а он женился на другой женщине, у которой есть дочь, а она, Инна, ему никто и может идти на все четыре стороны… Подошла какая-то женщина (Инна услышала её голос), отец произнёс «Да, дорогая. Кто звонит? Услуги какие-то предлагают…» и, не прощаясь, повесил трубку.

Инна задумалась. Она припомнила, что отец звонил ей тогда пару раз. Один раз, когда сообщил, что мать сильно больна. А второй, когда приглашал приехать проститься с ней. Оба раза Инна почти не разговаривала с ним и ответила отказом. Она была занята более интересными делами и прискорбные новости ничуть не испортили ей настроение. Она даже забыла об этом, пока сейчас снова не услышала от отца. «Домой, значит, мне дорога закрыта… Ладно… Ничего. Обойдусь и без вас!» — решила Инна.

Подумав пару минут, она решительно набрала номер Стаса.

***

— Да, дорогой, да… Я по-прежнему люблю тебя! Не знаю, как смогла прожить все эти годы без тебя…

— Я так скучал… Я почти забыл, как мне с тобой хорошо! Почему? Почему ты ушла тогда?

— Что уж вспоминать плохое? Что было, то было, — притворно вздохнула Инна, грациозно потянулась и села на кровати. Она поправила растрепавшиеся локоны и стала одеваться.

Стас лежал на постели и восхищённо наблюдал за ней. Она ничуть не изменилась. Всё такая же восхитительная фигура, стройные ноги, высокая грудь. С годами, казалось, она стала ещё привлекательнее, приобрела лоск и утончённость. Он всё ещё любил Инну. Это было сродни сумасшествию. Какие страдания она ему доставила тогда! Однако увидев грусть и отчаяние в любимых глазах, он всё простил в один миг. Но что делать с Надей? И Милана — его солнышко, любимая дочка… Нет, он не будет думать об этом пока с ним его роскошная Инна…

— Ну, куда ты? Я уже соскучился по тебе! Иди ко мне.

Он притянул Инну к себе, и они снова опустились на кровать.

…Стас, тогда, после развода с Инной с головой ушёл в работу. Он старался заглушить душевную боль и сделал так, чтобы у него не было ни минуты свободного времени совсем, чтобы уставать и не думать, не вспоминать о своей разрушенной, растоптанной жизни. Но постепенно боль утихла, а благодаря усердной работе он смог заработать достаточно много, чтобы подумать об открытии своего дела. Ипотеку Стас выплатил, и решился взять кредит на развитие бизнеса. Не сразу и не всё гладко и идеально, но вскоре дело пошло. Автосервис. Сначала один, потом два, потом ещё два. Целая сеть автосервисов. Это дело было близко ему, в этом он разбирался. Поднявшись с самых низов, он знал специфику и умел чувствовать то, что нужно людям.

Спустя некоторое время Стас женился. Скромная девушка Надежда, полная противоположность Инне, растопила и согрела его сердце. Потом родилась дочка Милана. Недавно ей исполнился один годик, и у неё уже выросло четыре молочных зуба. Стас очень гордился дочкой. Она такая классная! Надя сидела дома, в декрете и всю себя посвящала малышке. Они оба очень её любили. И друг друга они тоже очень любили. Тихое семейное счастье. Идиллия.

Но тут в трубке телефона прозвучал давно забытый голос и Стас понял, что пропал. С невероятной быстротой в его жизнь снова ворвалась эта роковая красотка, лишила воли и затмила ум.

— Я снял для нас квартиру. Ты можешь жить там. Покупай всё, что тебе нужно, вот карточка. Если деньги кончатся, позвони мне.

— Дорогой, ты такой добрый… Я не достойна тебя… Я…

— Я люблю тебя, — произнёс Стас, и они слились в долгом поцелуе.

***

Надя чувствовала, что с мужем произошли какие-то перемены. И не самые лучшие. Начались банальные задержки с работы, невнятные объяснения и странные звонки.

— У тебя появилась другая женщина? — не выдержав неизвестности, напрямую спросила Надя.

Возникла неловкая пауза. Был выходной день. Они всей семьёй сидели на кухне и завтракали. Малышка Милана восседала в своём высоком стульчике для кормления и важно поедала овощное пюре, а Надя грустно смотрела в сторону, а потом задала этот неудобный вопрос. Она часто стала задавать неудобные вопросы, слишком часто. Стаса это раздражало. А сейчас и вовсе… Что ей ответить? Она и так, наверное, всё знает. Небось следила за ним или подслушивала… Хотя он был осторожен. Ведь он до сих пор не решил, как быть. Уйти или остаться? Яркая жизнь-праздник с Инной манила и притягивала его как магнит. Подумать только! Его любовница — его бывшая жена… И такое бывает… Он понял, что любил её все эти годы, как ни старался забыть и вырвать из души все воспоминания о ней. И ему это почти удалось. И он даже смог полюбить снова. Правда, сейчас он ни в чём не был уверен. Любит ли он Надю? Да, она милая, симпатичная, но до лощёной красотки Инны ей далеко… Но Милану он точно любит. И не бросит. И будет помогать и навещать.

— Я ухожу, — коротко бросил Стас и резко поднялся из-за стола.

Он явился к Инне тем же утром. В коридоре висела дорогая мужская куртка, и стояли мужские ботинки. Пахло незнакомым парфюмом, а из спальни были слышны тихие разговоры. Милое щебетание Инны и незнакомый мужской голос.

Стас решительно распахнул дверь и увидел «картину маслом». Инна на секунду растерялась, натянула на себя одеяло и спросила, что Стас пришел так рано? И вообще, вчера он сказал, что в выходной будет дома с семьёй. А мужик, сидящий на том самом кресле, на котором всего несколько часов назад сидел Стас, нагло улыбнулся, а потом спросил:

— Дорогая, кто это? Ты же, вроде, не замужем.

— Да он мне никто. Так. Квартиру я у него снимаю, — ответила Инна, посмотрев прямо в глаза Стасу.

И он понял, что не было никогда никакой любви. Она отлично сыграла свою роль. Как всегда. Сейчас в этих глазах был только лёд и надменность. И никакой любви и прежних чувств. Она просто насмехалась над ним. Она снова им воспользовалась.

«Вот дурачок, — подумала Инна, когда Стас ушёл, хлопнув дверью так, что та чуть было, не вылетела, — Зачем он мне теперь? Его роль уже сыграна. Завтра я переезжаю на новую квартиру. Здравствуй, обеспеченная жизнь! А он был лишь временным пристанищем…»

Инна даже поймала себя на мысли, что ей слегка жаль Стаса. Ну, правда, поверил же, снова влюбился в неё… «До чего же мужчины наивны, — думала Инна, — Ими так легко управлять! И я снова буду жить так, как захочу. Временные трудности закончились. Только теперь я сделаю всё, чтобы не остаться без гроша. Я рожу ему ребенка, — глядя на мужчину размышляла Инна, — И буду тянуть из него столько, сколько потребуется, ему не отвертеться…» Что будет со Стасом, нисколько не волновало её. Она уже строила новые планы…

А Надя, проплакала весь день. Уложив дочку спать, она сидела, безучастно уставившись в одну точку, а потом взяла в руки телефон и набрала номер мужа. Она безумно захотела услышать его голос. Просто услышать. Какой-то внутренний порыв…

Стас стоял на набережной реки и смотрел на волны, которые двигались прямо под ним. Манящая глубина. Завораживающая. Если туда упасть, то ничего не будет. Все страдания и боль закончатся. Волны. Как красиво… Они словно манят…

Пошёл мелкий дождик. Стас ничего не замечал. Капли стекали по его лицу и капали на парапет ограждения. А он всё смотрел и смотрел на воду. Вся его жизнь в одну минуту снова сжалась в одну точку, где нет ни прошлого, ни будущего… Инна. Она снова растоптала его чувства и всю его жизнь. Он не сможет вернуться к Наде. Как ей смотреть в глаза после того, как утром он просто взял и ушёл от неё, от дочери? Он сам поступил не лучше Инны… Инна… Инна…

— Стас! Стас! Ты меня слышишь? Ты где? — Надя кричала в трубку.

Не зная зачем, он нажал на кнопку ответа на звонок. Ведь он видел, что звонила Надя. Что он мог ей сказать? Хотя ладно… Какая разница… Всё равно ещё минута и он собирался уже…

— Стас! Я люблю тебя! Ты слышишь? Что бы ты не думал, и как бы ты ко мне не относился, просто знай, что я люблю тебя… И Милана тоже очень любит… — Надя плакала, — Мне показалось, что это важно именно сейчас тебе сказать…

— Я тоже люблю тебя, — вдруг произнёс Стас севшим голосом, а потом, уже громче, добавил:

— И нашу дочку! Я скоро приеду. Только жди меня! Я куплю самый большой торт и приеду, хорошо? Только жди! Обещаешь? — Стас уже кричал в трубку.

Надя кивнула, не в силах ответить от нахлынувших чувств. Слезы градом катились по щекам: «Что это было? Наваждение какое-то…» — думала женщина.

Стас убрал телефон в карман и решительным шагом направился к метро. Он понял, что надо жить. Ради Нади, ради дочери. Он просто не имеет права покинуть их! А Инну надо забыть, как страшный сон. Точно! Это был сон. Всего лишь сон.

Часть третья.

— Я не желаю больше знаться с тобой! Уходи. Если ты не уйдешь сама, я собственноручно вышвырну тебя, и поверь, я это сделаю с огромным удовольствием!

Инна очаровательно улыбнулась:

— Подумай, дорогой… Ведь это твой ребёнок. Сын. Твой сын.

Инна смотрела Стасу прямо в глаза и словно гипнотизировала его:

— Твоя жена, ведь, больше не может иметь детей, не так ли? А ты всегда так мечтал о сыне, — притворно вздохнула женщина и картинно промокнула сухие глаза.

«Откуда ей известны такие подробности?» — на секунду запаниковав, подумал Стас, но, взяв себя в руки, повторил:

— Убирайся!

***

— Поосторожнее, ты!!! Как тебя сюда взяли, если ты водить совсем не умеешь! — глаза Инны метали молнии. Она ехала в такси и всю свою злость вымещала на несчастном таксисте. То ей казалось, что тот едет чересчур медленно, то слишком быстро, то он делает резкие повороты.

На самом деле манера вождения водителя такси была тут совсем ни при чём. Вот уже несколько месяцев Инна жила с тем обеспеченным мужчиной, который тогда приходил в квартиру, что снимал для неё Стас. Жизнь с ним была не настолько приятной и беззаботной, как с Михаэлем, которого Инна вспоминала всё чаще. Да, Михаэль оставил её без гроша в кармане, но когда они жили вместе, он не сильно контролировал её расходы. Инна покупала себе много красивой одежды, они часто посещали рестораны и светские тусовки, ездили на отдых, словом вели красивую, респектабельную жизнь. Да, у него был «пунктик» насчет дорогих украшений, да и только. Он был очень романтичный. Осыпал любимую цветами, преподносил милые сюрпризы. Кто же знал, что он так рано уйдёт в мир иной? А про его имущество Инна никогда не думала. Она тогда жила «сегодняшним днём» и вообще ни о чём таком не думала. А теперь она стала более расчётливая и меркантильная. Жизнь многому научила её.

У нового знакомого Инны, Виктора, тоже был бизнес, довольно грубый и примитивный, по её мнению. Он являлся владельцем сети рыбных магазинов. Несмотря на то, что сам он большую часть времени находился в офисе, а не в самих магазинах, Инне казалось, что от него всё равно несёт рыбой. От этого запаха её начинало тошнить. Её вообще стало часто тошнить.

То, на что она надеялась, всё-таки произошло — беременность. Гарант благополучия на долгие годы, — так считала Инна. Но она жестоко ошиблась. Виктор, как только услышал о том, что Инна ждёт ребенка, так тут же завёл разговор о том, что им надо расстаться. Никаких детей он не хочет и никогда не планировал. Его жизнь давно сложилась, дети от первого брака выросли, жениться вторично он не собирался, а заводить детей тем более. И вообще Инна ему надоела. Несмотря на то, что она невероятно привлекательна, жить с ней он больше не хочет. А беременность… Ну, что ж, раз она так хочет, то может и родить, для себя, но он не уверен, что это его ребёнок, ведь Инна по его мнению, не отличалась особой добродетелью, и наверняка этот ребёнок от того бедолаги, что приходил тогда. Или вообще неизвестно от кого. После таких слов Инна оскорбилась и затеяла, было, скандал. Разбила пару ваз, но Виктор грубо схватил её за руки и пригрозил, что либо она убирается прямо сейчас, либо он вышвырнет её силой. Проблемы ему не нужны. На место Инны есть много претенденток, только свистни, поэтому она свободна и может идти на все четыре стороны.

Пришлось Инне собирать свои вещи и съезжать. Правда Виктор поступил благородно — дал ей некоторую сумму, на первое время, чтобы она сняла квартиру и нашла себе новый денежный источник. Так и сказал. Инна в гневе хлопнула дверью, а Виктор громко рассмеялся. Он «раскусил» эту красотку. Алчная, хищная, совершенно бесчувственная, впрочем, довольно неплохая актриса. Но опасная. Если ей надо, то она готова проявлять пламенные чувства, но, заглянув в глаза, можно увидеть в них только холодный расчёт. Эгоистка. Он наигрался в её игры. Хватит. Пусть ищет другого дурачка, которым можно легко манипулировать.

…Средства, которые дал ей Виктор, быстро кончались. Нужно было что-то предпринимать. Причём срочно. Работать она по-прежнему не собиралась. Инна навела некоторые справки о Стасе и попыталась, было, заявиться к нему. Она узнала, что за те месяцы, что они с ним не виделись, он расширил свой бизнес, а ещё она случайно узнала, что он сильно мечтает о сыне, а его жена никак не может второй раз забеременеть. Они ходят по врачам и надеются на чудо. Стас стал вполне известной фигурой в городе, поэтому почитав интервью с ним и сопоставив некоторые факты из интернета, она сделала свои выводы.

Однако при встрече тот повёл себя, как последний дурак! Неужели, разлюбил её?! Как?! Этого просто не могло быть! Она все так же привлекательна, и лицо и фигура её по прежнему вызывает восхищённые взгляды у мужчин и завистливые у женщин… Но он выкинул её из своего кабинета, словно жалкую собачонку…

Она надеялась, что сможет использовать ситуацию с его мечтами о сыне в свою пользу, а он… Ну ничего… Надо просто немного подождать. Наверняка её слова о том, что она беременна его сыном, запали ему в душу. Быть такого не может, чтобы он совсем равнодушно отнёсся к этому известию… Строит из себя святошу. Семьянин. Все они такие…

Из размышлений Инну вывел громкий удар, и звон разбитого стекла. Её бросило вперёд, но ремень безопасности надёжно удержал её, однако она почувствовала, как по лицу потекла кровь и дикая боль пронзила ноги. Едва успев, с ужасом, осознать это, Инна провалилась в темноту…

***

— Что с тобой сегодня? — спросила Надя, нежно целуя мужа, пришедшего с работы, — Ты сам не свой…

— Всё хорошо, дорогая… — ответил бледный Стас, — Я просто устал.

Нет, ни за что он не позволит этой эгоистке снова разрушить свою жизнь. В прошлый раз он чуть было не совершил ошибку, от которой пострадали бы два любимых человека. Нет. Пусть катится со своим ребёнком куда подальше. Сын… Не может быть… Нет… Она просто снова пришла, чтобы тянуть из него деньги. И сам ребенок ей не нужен. Несчастное дитя! Если он родится, какая жизнь уготована ему с такой мамочкой? Он для неё лишь средство достижения целей, она не умеет любить. А Надя, даже если и не сможет забеременеть, всё равно они счастливы. Ведь у них уже есть Милана!

— С тобой точно всё в порядке? — обеспокоенно спросила Надя, пристально глядя мужу в глаза.

— Точно! — решительно произнёс Стас и притянул к себе супругу, — Милана спит?

— Спит, она так устала и набегалась сегодня! — улыбнулась Надя, обнимая мужа, а потом, зевнув, добавила:

— Нам с тобой тоже не мешало бы отдохнуть, уже поздно.

— У меня насчёт тебя сегодня другие планы, — улыбаясь, произнёс Стас, нежно целуя супругу в шею…

***

Такси, на котором ехала Инна, попало в аварию. Газель выехала на встречную полосу и врезалась в них — водитель не справился с управлением. Водитель такси почти не пострадал, за исключением пары переломов. Инна пострадала сильнее, кроме того, она потеряла ребёнка.

— Нужно пригласить психолога, — тихонько сказала врач, которая очередной раз на утреннем обходе осмотрела Инну, — У женщины сильный стресс, и не удивительно, — она ведь была уже на четвёртом месяце. Где её муж? Что-нибудь удалось узнать?

Шаги удалялись по коридору. Инна слышала стихающие обрывки разговоров. Она отказывалась есть, говорить и вообще от всего отказывалась. Врачи были всерьёз обеспокоены. Лицо Инны покрывали бинты. Она почти всё время проводила, уставившись в одну точку. Слёз не было. «Странно, — отрешённо думала она, — Я столько раз плакала, когда было необходимо произвести нужное впечатление. А теперь, когда моя жизнь так повернулась, что мне действительно осталось только плакать, слёз нет. Может я и правда такая бесчувственная, как говорит Стас? За что судьба с ней обошлась так жестоко? Когда лицо заживёт, будет ли она так же привлекательна? А переломы? На восстановление нужны деньги… Кольцо и серьги… Запас. Неприкосновенный запас — тот, который она не хотела трогать. Разве только в крайнем случае. Теперь придётся.

Выйдя из больницы, Инна ещё долго выздоравливала. Украшения были достаточно дорогими, денег хватило на три месяца вполне достойной жизни. Правда, приоритеты теперь у Инны были другие. Вместо посещения роскошных магазинов и ресторанов, ей пришлось научиться варить куриный бульон и носить удобную домашнюю пижаму. Больше ничего пока на её отёкшие, после травмы, ноги не налезало. А потом, спустя два месяца, Инна стала искать работу.

Администратор на ресепшен в салон красоты. Это конечно не Бог весть что, но вполне достойно, — решила Инна. Первое время было трудно, но постепенно она привыкла. Правда, теперь у неё постоянно портилось настроение при виде обеспеченных дамочек, которые приходили туда «почистить пёрышки».

«Я должна быть на их месте. Должна! Должна! — твердила себе она, — И буду! Погодите, только чуть-чуть приду в себя, я вам всем покажу!» Но, глядя краем глаза в зеркало, коих в салоне было очень много, на её глаза наворачивались слёзы. Она никогда уже не будет так красива, как прежде…

Часть четвёртая.

— Инна, дочка, нам надо встретиться! — услышала она в телефоне давно забытый голос.

— Дочка? — усмехнулась женщина, — Ну надо же! Ещё недавно ты говорил, что у тебя нет дочери.

— Не будем вспоминать старое! И потом, всё было не так… Трудно объяснить по телефону… Нам надо с тобой встретиться!

 — Тебе надо. Мне — нет, — насмешливо проговорила Инна.

 — Ну же, не сердись, дочка…

***

— Значит, репутацию я тебе порчу… Понятно. Что ж непонятного-то? — усмехнулась Инна, выслушав длинную сбивчивую тираду отца.

Евгений Николаевич прибыл в кафе раньше на пятнадцать минут. Инна, напротив — опоздала.

Когда женщина, наконец, появилась в дверях, отец едва узнал её. Длинный шрам через всю щёку сильно изменил внешность Инны. Кроме того она немного прихрамывала. Однако дочь держалась всё так же надменно и смотрела свысока.

— Выборы — для меня это простая формальность. Я стану губернатором, можешь не сомневаться. Только… Они всё раскопали, всю мою подноготную. Мои люди предупредили меня об этом. Однако не даром говорят, что лучшая защита — это нападение. Я хочу их опередить, — Евгений Николаевич понизил голос до шепота. — Мы будем появляться вместе на публичных мероприятиях, ты будешь жить в моём доме. Мои люди всё продумали. Тебе придётся играть роль примерной дочери. Сценарий есть. Он написан. Выучи его. Ты будешь отвечать на вопросы. Журналисты дотошные. Они будут следить за каждым твоим шагом, смотри, не проколись. Это может стоить мне губернаторского кресла.

— А мне? Что с этого? Ты вспомнил обо мне, только когда я понадобилась для твоих манипуляций с общественным мнением… А что было со мной до этого? Видишь, как мне досталось от жизни?

Инна наклонилась совсем близко к отцу и тихо сказала:

— Найди мне пластического хирурга, который вернёт мою красоту. Как я буду появляться перед камерами в таком виде? У меня, как ты понимаешь, на операцию денег нет, но ведь ты мне поможешь? Я стану говорить всем, какой ты замечательный отец, как помогаешь и поддерживаешь меня всю жизнь, как я тебе благодарна и какая у нас чудесная семья! — кривая усмешка Инны выглядела устрашающе.

Евгений Николаевич забарабанил пальцами по столу, погрузившись в размышления…

***

— Дорогой, может ей купить квартиру? Обязательно она должна жить в нашем доме? Мне становится не по себе в её присутствии…

— Потерпи, Аня, — раздраженно ответил Евгений Николаевич, не отрываясь от чтения бумаг, — Чем она тебе не угодила? По-моему она ведет себя вполне пристойно.

Анна покачала головой и молча вышла из кабинета. С тех пор, как в их доме поселилась эта Инна, всё пошло наперекосяк. Чтобы сделать ей пластическую операцию Евгений Николаевич выложил кругленькую сумму. Куча денег была потрачена на то, чтобы Инна прошла восстановление. Однако хирург постарался на славу. Женщину стало не узнать. Но ведёт она себя… Как только Евгений Николаевич уезжает, она начинает чувствовать себя хозяйкой дома, а она, Анна, словно слуга, должна исполнять все её прихоти. Это невыносимо.

***

— Куда она опять уехала?! — раздраженно высказывал Евгений Николаевич, едва войдя в гостиную.

— Она мне не докладывает, — развела руками Анна. — Ты сам велел не приставать к «бедной девочке». Сам дал ей денег. Она вызвала такси и уехала.

— Куда она уехала?!! У нас через два часа праздничное мероприятие по случаю открытия благотворительного фонда! Меня просили быть с семьёй. Это важно. А у неё выключен телефон!

— Мы твоя семья, — спокойно заметила Анна, — Я и Стеша. А она…

— Хватит! — Евгений Николаевич в ярости стукнул кулаком по столу, — Я уже по горло сыт её выходками! Правильно мне говорили, надо было поступить по-другому. Но я её пожалел, хотел по-человечески, виноватым себя почувствовал…

***

Инна сидела в ресторане и ужинала в компании седовласого импозантного мужчины.

— Я наслышан о вашей красоте, но не думал, что вы настолько неотразимы! — проговорил он.

— Полно вам, — улыбнулась женщина, щурясь от удовольствия, — Вы меня засмущали.

— Инна, — мужчина взял женщину за хрупкое запястье, которое украшал браслет от Cartier. Инна позаимствовала его у Анны из шкатулки, когда та находилась в столовой. Ну и что? Сегодня вечером она вернёт его на место. А сейчас нужно было произвести впечатление.

— Инна, — повторил мужчина, глядя прямо ей в глаза, — Я очарован вами. Наша встреча это просто чудо какое-то… Сегодня ночью я не смогу сомкнуть глаз, буду думать о вас…

Говоря это, мужчина довольно властно положил руку ей на колено. Инна не противилась. Всё шло по плану.

После ресторана Инна и Григорий Николаевич отправились к нему домой. Её не волновало то, что Григорий Николаевич Рощин, предприниматель, депутат, один из самых влиятельных людей в городе и области, главный конкурент её отца на выборах губернатора. Её волновало собственное будущее. А оно становилось всё радужнее и радужнее.

«Глупый старикашка влюбился, как юнец», — улыбаясь от удовольствия, размышляла Инна.

Она лежала на огромной кровати в шикарной спальне загородного особняка, куда они приехали вчера поздно вечером с Григорием Николаевичем. Пришлось поизображать пламенную страсть. Это она умела. Мужчина остался довольным.

Она посмотрела на спящего безмятежным сном будущего губернатора. Он выглядел таким беззащитным. Какая разница, кто победит на выборах: он или отец! Главное, что она, Инна, теперь снова в шоколаде! Надо съездить к отцу, забрать вещи сегодня. Или завтра… И вернуть браслет. Она же честная женщина. Ей чужого не надо! Теперь у неё будет много своих украшений. Старик уже вчера на радостях подарил ей кольцо. И обещал подарить ещё больше. «Жизнь снова повернулась ко мне лицом, — улыбаясь, думала Инна. — Главное выйти за него замуж. С этим, я думаю, проблем не будет…»

Григорий Николаевич наблюдал за Инной из-под полуприкрытых век. «Хороша! Чудо как хороша! Я женюсь на ней. Её папаша упадёт, когда узнает! Он мне не конкурент. Слишком мелко плавает. Насолить ему я уже давно мечтал. Но не думал, что это будет так приятно…»

— Иди ко мне, моя крошка, — позвал Григорий Николаевич, раскрыв веки, — Что-то ты загрустила, иди, я тебя утешу!

— Я просто заскучала по тебе, дорогой, — ответила Инна и томно скинула с себя короткий шёлковый халатик…

Взято отсюда: Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4

Жанна Шинелева на сервере Проза.ру

Рейтинг@Mail.ru