— Я тебе говорю, зачем тебе этот Женька? Нытик и слабак! — говорила Ленка своей подружке Миле, с которой они шли по тропинке в парке.

— Зато хорош! — Мила мечтательно закатила глаза.

— Маменькин сынок! Тьфу! Ты же видишь, она ему каждые пять минут звонит и спрашивает: «Женечка ты покушал? Женечка, а ты где? Женечка, а ты с кем?».

Ленка так смешно изобразила мать слабохарактерного Женьки, что обе девушки прыснули от смеха.

— Помяни моё слово, если он на тебе женится, его мама будет заглядывать к вам в постель и проверять всё ли в порядке!

— Не смеши, сейчас упаду, — захохотала Мила, — Ай! Да чтоб тебя! Ох…

Девушка, зацепившись ногой за что-то в траве, упала и сильно ушибла колено. Слезы выступили на её глазах.

— Давай руку! Идти сможешь? — наклонилась над ней Лена.

— Не знаю, — морщась от боли, проговорила девушка.

Лена помогла подруге подняться, потом Мила задрала штанину и она стала осматривать синяк, который быстро появлялся на месте ушиба. Вдруг она проговорила:

— Ленка! Смотри…

Посмотрев в ту сторону, куда указывала Мила, Лена обомлела. Буквально в двух метрах от девушек стоял… конь.

Нет, ничего особенного, конечно. Конь как конь. Стоит себе среди белого дня, в парке… Но почему один? Откуда он? И где его хозяева?

— Слушай, Лен! Может нам объявления развесить: «Потерялся конь, окрас коричневый…» или как там называется? Я в лошадиной масти не разбираюсь.

Конь совершенно невозмутимо щипал траву. Но потом оторвался от этого занятия и грустно посмотрел на девушек.

— Смотри, глаза какие умные! А смотрит как! — восхищенно прошептала Лена, — Что же нам с тобой делать?..

— Жалко его…

— Смотри! — Лена протянула Миле расстегнутую поясную сумку, которую она нашла на траве, —Кто-то потерял. Может, хозяин?

Девушки осторожно раскрыли застёжку-молнию. Там лежал простенький смартфон и несколько  сотенных купюр.

— Никаких документов… Где гарантия, что это сумка хозяина коня? — задумчиво проговорила Лена.

— Надо отнести сумку в полицию! Вдруг с человеком что-то произошло? Может его ищут?

Тут смартфон издал мелодичный звук. Девушки посмотрели на экран, на котором возникло сообщение: «Инга! Ты где пропала? Давно пора Ястреба возвращать, хозяин ругается».

— Какого ястреба? Тут ещё и птица? — не поняла Мила.

— Я знаю! Ястреб — это кличка коня! Наверное, сумку потеряла девушка, хозяйка коня, а это её подруга пишет.

— Она не хозяйка. Видишь, написано, что хозяин ругается.

— Ну что, увезли твою хозяйку? Ну не горюй, поправится…

Девушки обернулись на голос и увидели, что около коня стоит пожилой мужчина. Одной рукой дедушка гладил его по гладкому лбу, а другой держал поводок от симпатичной собачки породы корги, которая стояла поодаль. Собачка опасалась подойти ближе, очевидно вид коня внушал ей страх.

— Иди Коржик, не бойся! Смотри, какой он умница, — дедушка потрепал коня за гриву.

— Вы видели, что случилось с хозяйкой коня?! Куда она делась?! — одновременно спросили девушки.

— А то! Всё видел. И Скорую я вызвал. Гуляю я, значит, с Коржиком. Мы тут часто гуляем. Каждый день. И девушку эту с конём давно видели. Она тут два раза в неделю бывает, утром приводит коня, катает ребятишек по парку целый день, потом уводит вон по той тропинке. А уж куда — не знаю. Где тут коней держат, не в курсе.

— А с хозяйкой-то его что случилось? — нетерпеливо перебила дедушку Лена.

— С хозяйкой? Ну так вот, идём мы, значит, гуляем, смотрю, остался сегодня конь без работы. Погода-то вон, какая, холодно, детишек нет в парке, девушка стоит, оперлась о дерево, скучает. Потом смотрю, как-то плохо ей стало, и на траву она медленно так сползла. Я к ней. А у неё глаза закрыты и белая вся, как полотно. Вот я Скорую и вызвал. Дождался врачей, стали они её в чувство приводить, а мы пошли с Коржиком дальше гулять. Обошли парк, идём обратно, а тут вы. Конь-то, поди, пропадёт… Куда ж его теперь?

— Здравствуйте! А где Инга? А вы кто? — спросила невысокая рыженькая девушка лет двадцати, которая незаметно подошла, когда все были увлечены разговором, — Ну, слава Богу, с Ястребом всё в порядке! А то Виктор Степанович нам с Ингой за него голову открутит…

Девушка умело взяла коня за уздечку. Осмотрела, проверила всё ли на месте и грациозно вскочила в седло. Лена протянула ей поясную сумку незнакомой Инги, и рассказала, что та упала в обморок.

— А я ей говорила, предупреждала! Так оно и вышло. Беременная она. Мы с ней в общежитии вместе живём. Плохо ей каждый день, неделю уже. Говорю: иди в больницу! Отказывалась. И вот до чего дошло.

— Куда же её увезли? — робко спросила Мила.

— Да вот, небось, в тридцатую. Она тут неподалёку. Ой! — сказала девушка и осеклась,— Валерия Львовна же там работает… Ой, что будет! — девушка по-детски прижала ладошки к щекам.

— Что? Что такое? — обеспокоенно спросили Мила и Лена.

— Нет… Ничего. Это не важно, мне пора. Виктор Степанович будет ругаться за Ястреба. Спасибо вам, — натянуто улыбнулась рыженькая девушка.

Затем она умело развернула коня и поехала на нём по тропинке парка в том направлении, про которое говорил дедушка.

—Ну. Бывайте. И мы с Коржиком пойдём. Нам ещё в магазин надо, произнёс дедушка и тоже зашагал по дорожке.

Мила и Лена остались стоять.

— Как ты думаешь, что имела в виду эта, рыженькая, когда говорила «ой»? — задумчиво произнесла Лена.

— Не знаю… Это не наше дело. Что ты опять задумала? С Ингой всё будет хорошо, она в больнице. Пойдём по домам.

— Мила! Ты только представь: одна одинёшенька, девушка попала в больницу, никто не знает, что она там. И никому нет дела. Давай хоть апельсинов ей купим. И расскажем ей про Ястреба и как мы о ней узнали.

— Ну, Ленка! Вечно ты выдумываешь. Тебе опять приключений захотелось? Ладно. Только если её там нет, в этой больнице, то сразу домой пойдем, никаких расследований! — строго сказала Мила.

***

— Вот значит как? Вы, дорогуша, о себе подумайте и о ребёнке. Так нельзя, — карие глаза Валерии Львовны строго смотрели сквозь толстые стёкла очков в роговой оправе.

Инга сидела на больничной кровати, безучастно уставившись в стену, выкрашенную скучной зеленой краской. Она ничего не отвечала на монологи врача и казалась, что она находится за тысячу километров отсюда.

— Валерия Львовна, тут к девушке пришли, вроде час посещений, бахилы они надели, сказали, что подруги. Я пустила, — заглянула в палату пожилая медсестра.

Вдруг у врача зазвонил телефон и она, приложив его к уху, отошла к окну…

Возникла неловкая пауза. Мила и Лена мялись на пороге больничной палаты не решаясь зайти, а Инга смотрела на них непонимающим взглядом, явно говорящим о том, что она понятия не имеет, кто они и зачем пришли.

— Женя! — отчитывала невидимого собеседника врач, — Я тебя жду сегодня к четырём. Нас пригласила Наталья Николаевна, там будет Неля. Это важно. Если ты не придёшь, я… Я не знаю, что я сделаю. Всё. Я тебя предупредила. Не вздумай. Понял?!

— Так. Я пошла. А вы девушки, раз подруги, то давайте, объясните как-нибудь этой молодой леди, что надо себя беречь. Спать, есть и принимать витамины. Это же надо, так довести организм! — высказалась Валерия Львовна и, аккуратно прикрыв дверь, удалилась, стуча каблучками по больничному коридору.

— Вы кто? — наконец решилась нарушить молчание Инга.

— Мы тут вам апельсинчиков принесли. Витамины же! Вон, врач на вас ругается. А мы вашего коня нашли, то есть не нашли, а увидели, — Лена принялась сбивчиво объяснять.

— Спасибо. Но не нужно было. Мне всё равно, — безучастно сказала Инга. При этом у девушки предательски заблестели глаза, что не скрылось от пытливых глаз Лены.

— Может, вы нам расскажете, что с вами? А мы поможем. У вас что-то случилось?

— Это никого не касается.

— Вы ждёте ребёнка? Это же хорошо! Наверное, ваш муж скоро к вам придёт, — сморозила глупость Мила.

— У меня нет мужа. Я одна. Мне не нужен этот ребёнок. Женька о нём не знает. И не узнает!

— Женька?

— Что вы все пристали ко мне! Сначала Динка! Всю плешь проела: иди, да иди, скажи, да скажи!

Потом врачиха эта, теперь вы! Что вам от меня надо?! — почти кричала девушка.

— Так! Посещение окончено! Это что за крики? Тут больница! — сердитая медсестра широко открыла дверь палаты, явно давая понять, что девушкам пора.

***

— Ну что? Помогли? Только хуже сделали. Зачем мы туда ходили? — сказала Мила, когда они вышли из больницы и зашагали по дорожке к воротам.

— Слушай, а вдруг это твой Женька? Эта его мамаша так орёт, что я её часто слышала через телефон, когда Женька с ней очередной раз беседовал. То-то голос мне больно знакомый показался.

— Ах, какой гад! Красавчик недоделанный! Я тут, значит… А он умудрился с другой шашни крутить?! — Мила была возмущена до предела.

— Ты же сегодня с ним встречаешься? Пойдём вместе, я уж ему скажу! — хитро прищурилась Лена.

— Странно. Ты же слышала, как она говорила про четыре часа? Мать ждёт его дома. А мы как раз в это время собирались с ним прогуляться…

***

Молодые люди сидели в кафе, и битые полчаса пытались договориться. Умяв второй чизбургер, Женя пытался втолковать Миле, что между ними ничего не может быть. Только дружба. А Инга… Ну, он и сам не знал, как получилось, что в его сердце она стала занимать всё больше места. Одинокая девушка, такая ранимая, сразу понравилась Жене. Стали встречаться. Правда Дина, её подруга очень ревностно относилась к молодому человеку и не верила в его чувства к Инге.

 — Она ждёт ребенка! Ты в курсе? — сообщила Лена.

— Как? Какого ребёнка? Откуда вам это известно? И вообще, что за чушь? Что за конь! Как вы вообще про всё это узнали?

— Женька! Девушка на грани срыва. Ты должен пойти к ней. Что между вами произошло? — пыталась достучаться до парня Лена.

— Да так, ничего особенного, — отводя глаза, сообщил парень.

— Ты мужчина или кто? Правильно Ленка говорила! Слабак! А я то думала… А ты…

Мила бегом выскочила из кафе на улицу.

***

Светило яркое майское солнце. Ласково поддерживая Ингу под локоток, Женька помогал ей спуститься с больничной лестницы. При этом Инга пыталась удержать огромный букет роз.

— Я всё решил. Жить будем на съёмной квартире. Я нашел уже несколько вариантов. Поедем посмотрим.

— А Валерия Львовна?

— Мама? Я думаю, она смирится. Что ей ещё остаётся? Не могу я больше ее диктатуру терпеть. Женить меня собралась. И кандидатку подобрала идеальную. На свой взгляд. Я давно взрослый человек, а она со мной как с маленьким. Я люблю тебя! У нас будет ребёнок! Наш ребёнок! Что ещё нужно для счастья?

Инга улыбнулась и прижалась к Женьке.

— Так! Я вижу у вас всё в порядке? На свадьбу-то хоть пригласите? — налетела на них Лена. Мила шла немного позади и несла огромную связку воздушных шаров в форме сердца.

— Спасибо вам, — со слезами на глазах произнесла Инга, — если бы не вы, я бы наверняка избавилась от малыша, а Женька об этом бы так и не узнал. И вообще ничего бы не было. Я тогда на грани была.

— Теперь всё хорошо! — бодрым голосом сказала Лена, пойдёмте отмечать!

Весело улыбаясь, вся компания зашагала к больничным воротам. Девушки шли немного позади. Вдруг Мила тихонько сказала Лене:

— Вот тебе и слабак! Смотри какой! Не побоялся пойти против властной матери, наперекор ей решил свою жизнь самостоятельно устраивать.

— Может и зря я тебя отговаривала-то, — виновато улыбнулась Лена.

— Да ладно, мы с Женькой и правда просто друзья, а я тут познакомилась с потрясающим парнем…

— Расскажешь? — восторженно округлив глаза, громким шепотом спросила Лена.

— Тебе?! Ни за что! — пошутила Мила, — Ну, ладно, — тут же смилостивилась она, — Может потом, если будешь себя хорошо вести…

Взято отсюда

Рейтинг@Mail.ru